Библия. Откровение.

Фууух — в ушах шумелло. Фууух-фууух — тишина и шум сменяли друг друга все чаще. Фух-фух-фух — в ушах словно вертолетные лопасти шумели, постепенно набирая разгон. Мягкие «Фуухи» слились в пулеметный грохот, потом треск, а потом в визг, от которого казалось, едва не крошились зубы.

Частота все росла, впиваясь уже не в уши а в сам мозг, казалось что череп сверлят одновременно десятки дрелей. Мозги в черепушке бултыхались словно в блендере, я едва ли не физически ощущал как разум распадается, словно его распиливают на кусочки множество визжащих циркулярных пил… Как вдруг, все прекратилось. По ушам ударил грохот взрыва, и я рухнул мордой вниз, расквасив нос, и кажется даже сломав.

Машинально активировал хилл. Нос ожидаемо сросся, и кровь остановилась. Поднялся на ноги и огляделся. Я висел, точнее стоял на чем-то, в абсолютной тьме. Однако тьма была не сплошная. То тут, то там, словно сквозь трещины, просвечивал белый свет. Кое-где, не было целых кусков темноты, но что там, рассмотреть не получалось из-за все того же белого света. Он не резал глаза нет, но создавал ощущение что все там, снаружи, залито густым белым светом.

На чем же я стоял и где находился, понять было нельзя. Просто чернота. Текстуры не было. Пощупав пол, я не почувствовал холода или тепла. Пальцы просто уперлись во что-то и все. Чувствовал сопротивление, но структуры нащупать тоже не получалось. Словно сжатый до твердого состояния воздух, с температурой 36 и 6.

Белая трещина поползла дальше, расколов помещение в котором я находился едва ли не надвое. Не знаю почему, но мне вдруг пришло в голову что на черном быть безопаснее. Не знаю что это за белая субстанция, а вот черная материя вроде как безобидна. Трещины меж тем расползались, чернота разваливалась на осколки, такими темпами я скоро свалюсь в эту белую мглу. Не знаю навредит мне это как-то или нет, но на всякий случай, я активировал щит. Что интересно, расходов маны я не заметил. Заклинание скастовалось, но манобар не просел даже на долю процента. Объяснить себе это я не успел. Сверкнула черная вспышка, и передо мной появился человек. Молодой парень, с меня ростом, одетый в строгий черный костюм.

— Что ты за хрень? — удивился он взглянув на меня, но не дождавшись ответа бросился к расползающейся на куски тьме. Несколькими жестами он остановил разрушение, а затем, легким взмахом руки, собрал осколки черноты в единое целое.

— Удивительно — человек посмотрел на меня — как ты сумел сюда попасть?

Источников света не было. Вокруг была настолько кромешная тьма, что невозможно даже было определить размер помещения в котором мы находились — стен не видно, просто чернота словно в космосе, однако себя, и этого, второго, я прекрасно видел. Это чем-то напомнило мне мое собственное измерение, в параллели.

— Ты удивлен меня здесь увидеть? — спросил я, думая чего бы ему такого соврать.

— Разумеется — подтвердил тот — как бы ты чувствовал себя, если бы из твоего компа вдруг вылезла программа, и разнесла твою квартиру.

— Программа… — я по-новому взглянул на человека — ты демиург?

— Можно и так сказать. Демиург. Создатель миров, бог… Но даже я не могу объяснить каким образом ты сюда попал?

— Не знаю — пожал плечами я — я умер.

Демиург обошел меня по кругу, внимательно рассматривая и цокая языком. Поводил руками, словно дешевый экстрасенс, а потом свайпнул пальцами в сторону, и меня словно выдернуло из тела. Я видел все со стороны, но что я сам из себя представлял в данный момент, не имел ни малейшего понятия. Еще один жест демиурга, и мое тело рассыпалось облаком светящихся точек, и в кромешной тьме казалось, замерцали звезды. Светящаяся пыльца зависла в воздухе, образовав подобие туманности, а частицы казались звездами, даже созвездия какие-то образовывали.

Повинуясь движению пальцев демиурга, облако звезд или пыли, в которое я превратился вертелось, поворачиваясь к нему то так то эдак, казалось он чего-то читает в этих фигурах из мерцающей пыли.

— Хм. Занятно. Никогда бы не подумал что такое может получится… Знаешь ли, наш мир и твой, который я создал, это ведь по сути одно и то же. Как одна папка на компе. Вложенная в другую. Папки казалось бы разные, и файлы в них разные, но они размещены на одном диске и в конечном варианте, что одна папка, что вторая, это всего лишь набор нулей и единичек. С мирами тема примерно такая же. Ваш мир, создан мной и внутри моего, так что по сути, наши миры это одно и тоже.

Сжав кулак, демиург собрал хлопья пыли обратно в мое тело, и движением пальца забросил в него меня.

— Ты создатель мира? — я даже с некоторым удивлением прислушался к своему голосу — у меня к тебе очень много вопросов.

— А с чего ты решил что я буду на них отвечать? Хотя знаешь, почему бы и нет. Ты наверное хочешь спросить о смысле жизни, узнать зачем ваш мир был создан и к чему он идет?

— Ну, примерно это.

— Я бы тоже спросил это у создателя, если бы мне довелось с ним встретиться.

— Создателя? Тебя тоже кто-то создал?

— Ну разумеется — кивнул демиург — не мог же я просто так взять и появиться. У всего есть начало.

— То есть ты не знаешь кто создал тебя, и откуда взялся твой мир. Цели своей жизни тоже не знаешь? Ты бог вообще или нет?

— О, для тебя я бог, конечно, но где-то там — демиург неопределенно махнул рукой — есть кто-то, кто будет богом для меня.

— Но наш то мир, создал ты?

— Я.

— И зачем? В чем смысл нашей жизни? Нашего мира?

— Мне было скучно, а ваш мир, был игрой для меня. Я играл.

— Игра… — я замолк. Не каждый день узнаешь что ты часть игры. Демоны были правы.

— Да. Ваш мир создал я для себя. Миллионы других миров создают другие демиурги. Каждый из миров уникален или наоборот подобен другим.

— А зачем ты ушел в наш мир? Почему бы не остаться здесь?

— Здесь… — демиург вздохнул — видишь ли, здесь скучно. С тех самых пор как мы осознали что находимся в игре, и научились ей управлять, существование потеряло смысл. Едва научившись менять мир, пластать саму реальность, мы потеряли вектор. Идти дальше было просто некуда. Все потеряло смысл. Больше не нужно было работать чтобы зарабатывать на жизнь, да что там работать, даже есть пить и дышать больше не нужно. Каждый научился переписывать и себя, и мир вокруг себя. Хочешь денег — пожалуйста, но зачем тебе деньги? Все что на них можно купить, ты можешь создать сам.

Да, вначале, конечно были трудности. Не все одновременно научились управлять реальностью. Сначала это открытие тщательно скрывалось, лишь некий круг избранных владел тайной. Они совершенствовались, учились управлять реальностью, строили империи, подчиняя себе простых людей который не умели менять мир… Потом конечно же были войны. Война это в природе человека… Но она уравнивает всех. Когда остались только носители силы, оказалось что они равны. Убить друг друга у них не получалось. Это просто невозможно. Как можно кому-то, пережелать другого? Ты желаешь убить его, а он умирать не желает. Все. Патовая ситуация.

— То есть вы люди? Как мы?

— Ну да. Разумеется. Вас же мы создавали по себе… Ну то есть я вас создавал так. Другие возможно, создали себе абсолютно другие миры… Впрочем с некоторых пор, слова образ или подобие потеряли смысл. Вместе с утратой нами образов. Зачем ходить когда ты можешь летать? Зачем летать когда ты можешь перемещаться мгновенно, зачем перемещаться когда ты можешь быть везде и сразу? Зачем быть везде и сразу, если ты можешь быть всем? В конце концов, мы уперлись в вопрос «зачем быть?»

Начался поиск смысла жизни, попытки выбраться за пределы мира.

— И как? Получилось?

— Да, конечно. Умирать оно знаешь ли не трудно.

— И что дальше? -я прямо сгорал от нетерпения.

— Не знаем. Те кто ушел, обратно не вернулись. Подозреваю что и у нашего мира есть отстойники, такие же которые я сделал для вашего. Умирая здесь, куда-то все же попадаешь, вот только оттуда никто не вернулся чтобы рассказать… Мы испробовали все, кстати твой метод тоже — смена частоты. Действенный метод.

— Моя подруга, тоже использовала этот же метод, но попала куда-то в другое место. Очень страшное… А почему я попал сюда?

— Хм. Не знаю. Видимо она попала в мировой отстойник, эдакий ад. А ты сюда попал не знаю почему. Расскажи как было дело.

— Ну, мы были в игре, и она там умерла…

— Ах да. Параллель да. Мир в мире?

— Верно.

— Видишь ли, в параллели отстойника нет, о нем не подумали, там ты просто бегаешь по кругу, умираешь и тут же воскресаешь. Твоя подруга, на новой частоте, проскочила смерть в параллели. Перепрыгнула через ступеньку, и как бы умерла в реальном мире — то есть попала в мировой отстойник. Ты же, наверное сменил частоту не в игре а в реале?

— Да, верно.

— Вот! Ты сменив частоту проскочил смерть реала. Тоже перепрыгнул через сутпеньку. И сумел проскочить мимо отстойника. Она попала в ад, а ты сюда.

— Хм. Похоже на правду…

— Замечательно. С этим разобрались. На чем я остановился?

— На ваших попытках выбраться из мира.

— Ах да, точно! Так вот. Тоже пытались сменить частоту, это очень эффективный метод примерно настолько же действенный как и передвижение по осям всех измерений… Их оказалось бесконечное количество знаешь ли.

— Не могу даже представить — я задумался, попытавшись представить себе хотя бы пятое измерение, если считать четвертым измерение время, но не смог.

— Пытаешься представить себе многомерность? — читая меня как открытую книгу, спросил демиург — я могу попробовать тебе объяснить, но вряд ли ты это поймешь.

— Я попытаюсь — ответил я, и демиург кивнув, зажег на кончике пальца звездочку.

— Вот смотри. Это точка. Одномерная. Чтобы представить себе дополнительное измерение, мы должны эту одномерную точку, передвинуть.

Демиург провел пальцем, и в воздухе повисла сияющая линия.

— Вот. Теперь у нас есть два измерения — точка может ползать по этой линии туда и обратно. Не важно как ты назовешь это, длиной, шириной, высотой, таймлайном. Как угодно, главное что по этой линии, точка может двигаться в две стороны, но по одному вектору.

— Это я понял. Одномерность. Можно дальше — кивнул я.

— Чтобы представить еще одно измерение, надо имеющееся, передвинуть. Если мы будем двигать линию вдоль, то ничего нового мы не получим, будет та же самая линия. Давай представим что она бесконечная. Вот представь себе бесконечную арматурину. Как ты не двигай ее вдоль, ничего не изменится, стало быть, надо двинуть ее поперек.

Линия, висящая в воздухе поползла в сторону, словно ее растягивали, и превратилась в квадрат.

— Видишь, теперь наша гипотетическая точка, может двигаться не только вперед и назад, но и влево-вправо. Два измерения. С третьим тот же принцип.

Демиург протянул пальцем, растягивая квадрат и превращая его в куб.

— Это я понял, да.

— А вот с четвертым измерением уже сложнее. Куда можно передвинуть этот куб? Чтобы получилась новая фигура? Куда можно передвинуть трехмерную вселенную?

— Время? — спросил я?

— Да, время. Чтобы тебе было понятнее, я покажу тебе трехмерную проекцию четвертого измерения. Для того чтобы увидеть проекцию, надо чтобы объект изменялся с течением времени. Допустим у нас есть шарик, который растет, а потом уменьшается.

Демиург снова зажег на пальце точку, и передвинул палец в сторону. Рядом с оставшейся на месте точкой, появилась точка побольше. Затем еще крупнее. Каждый следующий шарик рос, пока не раздулся до размеров теннисного мяча.

— Ну думаю хватит. Теперь обратно.

Снова демиург расставлял множество новых шариков, впритык друг к другу, только каждый следующий, был меньше предыдущего, пока последний шарик не превратился в точку.

— А теперь объединим все это.

Демиург щелкнул пальцами, и все шарики словно слиплись, образовав фигуру, похожую на веретено.

— Это проекция четырехмерного шарика. Конечно же он выглядит не так, это всего лишь проекция.

— А чем проекция отличается от оригинала?

— Продолжая мыслить тремя измерениями, никогда не увидишь четвертого измерения по-настоящему. Например проекция трехмерной пирамиды — над ладонью демиурга появилась светящаяся пирамидка, которая медленно вращалась вокруг своей оси — в двумерном измерении будет выглядеть совсем не так.

Демиург махнул рукой, и словно разрезал пирамидку.

— Что видишь?

— Треугольник.

— Верно. Но если мы наклоним пирамидку слегка, и снова посмотрим на проекцию, то что получится?

Снова взмах рукой который разрезает снова ставшую целой пирамидку.

— Трапеция.

— Верно. А вот так — пирамидка снова наклонилась и снова разрезалась.

— Квадрат.

— Да! Столько разных форм, и это все один и тот-же трехмерный объект, в двумерной проекции. Истины мы так и не увидели, так же и ты не сможешь осознать четвертое, пятое и прочие измерения… Пока.

— Ладно. Черт с ними, с измерениями, все равно не понял ничего. Давай дальше о создателе.

— Создатель… Ну так вот. Создателя мы не увидели. То есть возможно кто-то и увидел, но обратно они не вернулись. Умирать нам не хотелось и мы не стали. Бросили попытки найти бога, и стали богами сами.

На тот момент мы могли изменять мир как нам было угодно. Мы осознали себя битами и байтами в операционной системе вселенной, и научились ее программировать. Мы могли все, и ничего одновременно. Деньги которые не нужны, предметы которые тоже не нужны, ничего стало не нужно, этот мир превратился в сплошную массу Сбалансированной вероятности.

— Сбалансированной вероятности? — удивился я новому термину.

— Да. То есть такое состояние материи, энергии, времени и всего-всего, которое является одновременно ничем, и может быть всем. То есть я могу взять и создать вокруг сто тысяч девственниц, а другой человек может взять, и уничтожить их, если захочет. Единственное на что он не может влиять, это на меня, а я на него, но даже если я постараюсь не дать ему уничтожить то, что я создал, он может просто уничтожить созданное мной для себя, если не хочет. То есть получается что для меня, все то что я создал существует, а для него нет. Параллельные пласты мироздания.

— Ничего не понял.

— Ну вот представь что ты живешь с соседом по квартире. И этот сосед, взял и навалил посреди квартиры кучу. Да-да, взял и нагадил. Ему нравится, тебе нет. Что делать? Заставить его убрать эту кучу ты не можешь, можешь взять и убрать сам, но он тут же, если хочет, может создать еще одну. И представь что это повторяется со скоростью миллиард раз в секунду. Ты убираешь, он снова гадит. Куча как была, так и осталась. Она исчезает но тут же появляется, но так как независимо от скорости очередность сохраняется, получается что куча скорее есть, чем нет. Он ее создал, он первый начал, а ты лишь отвечаешь на его действия, он контролирует ситуацию. Что делать?

— Что?

— Просто переходишь в другую комнату. И таких комнат миллиард миллиардов. Все. Чистота. Ты доволен. Если твой сосед решит загадить и эту комнату, то он зайдя сюда, Будет отвечать уже на твою чистоту. Он нагадил, ты тут же убрал. Но ты действовал первым — перейдя в новую комнату, ты как будто ее создал, и все его действия, это уже ответ на твои. Та же куча снова исчезает и появляется со скоростью сто миллиардов тысяч раз в секунду, но теперь ее скорее нет, чем она есть. То есть тот, кто первый в комнату вошел, тот ее и контролирует, и таких комнат бесконечное количество. Вот так мы и пришли к тому, что имеем — каждый из нас, создал свой мир. Тот какой ему хотелось. Мы словно файлы, которые поделили жесткий диск компьютера.

— Голова кипит — потер виски я — ничего не понимаю… Почти.

— Ну, то что миров множество ты понял?

— Понял.

— То что ваш мир создал я от скуки ты тоже понял?

— Да.

— Ну в целом больше знать и нечего. Мне скучно в сбалансированной вероятности. Это все, но одновременно и ничего, так что я создал простенький мир. Я словно программист, который пишет программу, а потом сам в нее же и селится. Я был королем, султаном, ангелом и богом, был червяком и муравьем, квадратным бум-баламом, и большим фиолетовым чудовищем. Всем кем только можно, и кем нельзя, и так тысячи тысяч раз. Разумеется мне это наскучило. Вот что бы ты на моем месте делал?

— Не знаю… Даже не могу представить себе что бы я делал если бы мог делать все. Знаешь, я даже не могу себе представить что бы я делал в том, мире, если бы у меня было бесконечное количество денег. Уверен мне бы все очень быстро надоело, но ведь это даже близко не похоже на твое могущество.

— Вот вот. Поэтому игра. Я могу программировать мир, и программировать себя. Попробовал что-то, а потом стираешь себе воспоминания об этом, и пробуешь снова. В конце концов, мы все как то одновременно пришли к мысли, что самый лучший вариант это «сон» — создаешь мир, прописываешь правила, стираешь себе память и рандомно отправляешь себя в созданную реальность. Проживаешь жизнь, от начала и до конца, а после смерти память восстанавливается. Это интересно, смотреть на свою жизнь со стороны. Смеяться над некоторыми моментами, плакать над другими…

— То есть ты проживаешь одну человеческую жизнь?

— Почему человеческую? Птичью, муравьиную, баранью… жизнь солнца, ветра или воды… Как получится.

— А остальные? Массовка? Мы просто декорации?

— Ну не совсем декорации, скажем так, у вас есть цель, у вашей жизни даже смысл есть. Каждый из вас словно программа…

— Да! Наконец то подошли к делу. Вот это я и хочу услышать. Смысл жизни. Для чего мы, что нам делать, как правильно жить?

— Правильно? Хм, и как по твоему, что же определяет правильность жизни? Или кто?

— Ну… — Я задумался — не знаю. Может ты? Ты же бог. Ну не убий там, десять заповедей и так далее.

— Глупость какая. С чего ты взял что мне это интересно? Вы для меня, все равно что банка с краской, или цветастый фон. Всего лишь украшательство. Байты в компьютере.

— Но ты же создал нас — взорвался я — мы же существуем для чего-то. Все религии говорят…

— Религии? — перебил меня демиург — религии? Какая чушь! — он рассмеялся приятным и звонким, заразительным смехом — какая же чушь!

— Да религии — упрямо продолжил я — они объясняют смысл человеческой жизни.

— Ладно. Давай объясню. Поверь. Мне абсолютно без разницы на то, что станет с декорациями, но декорации и впрямь сложные. Я же не должен понять что с миром что-то не так, пока я там живу. Более того, одна жизнь это слишком скучно, поэтому я да и другие демиурги, живем циклами. Скажем каждый сон, то есть период когда мы находимся в выдуманном нами мире, может длиться сто миллиардов жизней, жизней разными существами конечно.

— То есть ты спишь миллиарды лет?

— Это мелочь, время для нас не имеет значения.

— А как же ты управляешь миром во сне?

— Никак! В этом то вся прелесть. Я даже не знаю что могу это.

— Но как же мир работает без тебя?

— Сейчас объясню. Для начал надо сформировать основу.

— Основу?

— Да. Например ты вот сейчас хочешь зажечь лампочку. Что тебе надо?

— Выключатель.

— Да. И лампочка. Так вот. Чтобы ты в определенный момент, мог включить лампочку, надо чтобы к этому моменту уже была сама лампочка, провод, кнопка. Вся эта инфраструктура, всего для одного действия — нажать на кнопку и включить лампочку, или же не нажать. Ты возможно ее и не включишь, но прописать что случится если нажмешь на кнопку выключателя, ты должен. А если я хочу сделать три кнопки, и в зависимости от того на какую нажмешь, загорается лампа нужного цвета. Скажем кнопки один. Два и три, и лампочки — красная, синяя и зеленая. Возможно синюю лампу я никогда не включу, но я должен объяснить что будет если нажать на конкретно эту кнопку. Нажимаю на кнопку номер один — включается красная, на кнопку номер два — синяя. То есть все события, они уже прописаны заранее. Это как программист который пишет игру. Он заранее вносит туда описание того что будет если кто-то нажмет определенную комбинацию кнопок. Нажмет ли эти кнопки кто-то или нет — дело десятое, но действие уже прописано.

— Зачем ты мне это объясняешь?

— Погоди, я подвожу тебя к вопросу о судьбе.

— Судьбе? — я уже потерял нить разговора.

— Да. Ты спрашивал о предназначении, о том что такое хорошо и плохо, о судьбе. Так вот, судьба это вероятностная нить. Все возможности прописаны заранее. Это как кнопка с лампочкой — возможно она будет нажата, возможно нет но действия прописаны оба. Например ты можешь стать президентом или бомжом, а возможно ты не станешь ни тем ни другим а спокойно проживешь скучную жизнь. Но как бы там ни было. Все возможности прописаны заранее. Ты можешь быть кем угодно. Вот ты например, стал богом. Эта возможность видимо тоже была мной прописана.

— То есть как возможно? Ты даже не знаешь что пишешь?

— Ну я не пишу непосредственно мир сам от и до. Я как бы даю команду миру быть. «Вначале было слово» — ну ты понял. Я просто хочу чтобы был такой-то мир, и он создается. Я не пишу построчно все, от массы атома, до вкуса кисленькой жопки муравья. Я просто хочу, и оно создается. Как бы автоматом. Пользователи компьютеров, ну тех, привычных тебе, знаешь ли, тоже давным давно не пользуются командной строкой. Так же и мы. Каждый со временем автоматизирует процесс программирования реальности.

— Мда. Я вообще запутался.

— Не страшно, поймешь. Так вот, про судьбу я уже объяснил — судьбы нет. Возможно все. Все пути прописаны заранее. Судьба, этот тот путь, который ты сам выбираешь из миллионов готовых для тебя дорожек. Теперь о предназначении.

— Давай — безнадежно махнул я рукой.

— Так вот. При создании мира, сразу же генерируется все, что должно быть, для поддержания существования мира. Молекулярная масса, атомное притяжение, жуки навозники чтобы дерьмо убирать… В общем создаются все компоненты для комфортной игры, согласно сценарию. Даже какие-нибудь инопланетяне с альфа центавры. Зачем? А затем. Так как все возможно, есть такая нить судьбы, такая линия развития, при которой для сохранения мира, нужны будут именно эти инопланетяне. Так что они тоже создаются. Все. От королей, до чистильщика обуви. Все создается.

— Я понял.

— Так вот. Все ваши религии, сходятся в одном — будешь соблюдать определенные законы, и все будет хорошо в другом мире, а не будешь соблюдать эти правила — и все будет плохо.

— Да, примерно так.

— Не примерно, а так и есть. Разница лишь в том, что хорошо а что плохо считается в конкретно этой религии. Ну там, десять заповедей, библия, коран и так далее. Правила отличаются, но смысл один — есть то что правильно, и то, что не правильно. Сейчас объясню откуда все это появилось.

— Будь добр. Смешай мои мозги в еще большую кашу.

— Как скажешь. Так вот. Когда начинается игра, создается множество псевдоразумных компонентов направленных на обеспечение комфортной игры…

— Да. НПС…

— Вот вот, они самые. Это и люди, и силы гравитации, своего рода мини боги. У каждого своя задача — жуку собирать какашки, ветру гонять облака. Каждым управляет своего рода искин. Маленький такой искинчик. Каждым жуком, каждым тараканом, каждым человеком. И каждый из этих искинчиков уникален.

— Так, ну это более менее понятно, про НПС.

— Замечательно. Так вот. При столь сложной структуре, ошибки неизменны. Поэтому создается своего рода отстойник и пул. Каждый искин при поступлении на службу, получает указания. Жуку какашки, ветру облака, как я уже говорил, но вот как именно он выполнит свою задачу, это уже дело случая. Например представь что НПС торговец, вместо того чтобы продавать тебе товар. Стал кидаться на тебя с мечом. Как думаешь это плохо?

— Ну, видимо да. Какой то глюк.

— Верно. Для торговца, это плохо. А вот скажем для рейд босса, это норма. Он должен нападать, и убивать, поэтому если он вдруг поставит прилавок и начнет торговать, или же начнет спасать больных собачек, это будет сбоем. Заметь — дело то хорошее, но так как оно не соответствует профилю искина, то считаться будет плохим. Понимаешь?

— Кажется начинаю понимать…

— Так вот. После того как искин сдаст смену, проводится оценка его эффективности. Заметь, контроллер не смотрит хорошие он дела делал или плохие, проверяется выполнение поставленной задачи. В зависимости от этого, он попадает либо в пул, либо в отстойник. То бишь рай и ад. Например конкретному НПС нужно было быть серийным убийцей. Но он, почему то, подался в попы и строил всю жизнь храмы и детские дома. Спасал больных детей, и занимался благотворительностью. Дела хорошие, но задача не выполнена. Искину грозят пальчиком, мол все ты делал неправильно, и выбрасывают в отстойник, ибо такому ненадежному искину, доверять управление НПС нельзя. Херово отыграл. На помойку.

Как выглядит этот отстойник для искинов я не имею понятия, конкретный искин может там распасться, а возможно его возьмут для управления чем то менее значимым, например уже не человеком, а воробьем. Птица ничего не решает, поэтому за руль воробья можно поставить такого вот халтурщика. Ничего не напоминает?

— Это похоже на буддистскую карму!

— Верно. Очень похоже. Теперь представь что воробьем этот искин отпахал очень хорошо. Клевал зернышки, ловил кузнечиков и так далее. Контролеры проверили его работу, и отправили не в отстойник а в пул — своего рода рай. А оттуда, при распределении, этого искина взяли на более важную должность. Раз уж в прошлый раз он отработал хорошо. Вроде как программу обнулили, но часть памяти вполне возможно сохранится, где-то на уровне инстинктов. Если такой искин дослужится до человека, то он подсознательно будет понимать — что строить церкви, и спасать детишек это плохо — попадешь в отстойник. И ведь он реально будет это чувствовать. Объяснить не может, но знает что это правда. И возможно других людей попытается предупредить — не делайте добра, попадете в ад. Ты понимаешь к чему я клоню?

— Кажется да. Например если искину было поручено отыгрывать злодея. И он отлично его отыграл, его переведут на более высокий пост, вплоть до бога так?

— Так.

— И искин будет подсознательно помнить что надо убивать, за это награждают после смерти. Верно?

— Верно.

— И будет пытаться объяснить это же другим?

— Да! Но не факт что всем остальным, это пойдет на пользу, потому что возможно у них совсем другая задача. Так же и наоборот. Искину было поручено отыгрывать добряка, у него получилось и его вознаградили за это. Например перевели на управление погодой или же назначили ответственным за движение светил. Своего рода бог. Он помнит что вознесся потому, что хорошо себя вел, и начинает диктовать какому-то еврею свои заповеди. Вот тебе еще одна религия.

— Да! — наконец-то сообразил я — но она навязывает опыт конкретно этого искина, который возможно будет совсем не правильным и даже вредным для какой то части людей, в зависимости от того, кого им велено отыгрывать!.

— Да. Ты понял. Религия не может ответить на вопрос что надо делать а что нет. Только ты можешь понять свое предназначение. Надо просто заглянуть в душу, в исходный код. Твоя задача именно там. Да, если ты человек, то скорее всего ее затерли — воспитание, религия, жизненный опыт, после таких наслоений фиг докопаешься до своего истинного предназначения. От того и валятся миры — еще не один из созданных мной миров, не дошел в своем развитии до нашего уровня. То есть до того чтобы НПС осознали что они НПС, и всегда процесс спотыкался на людях. Религия и воспитание напрочь затирали программу истинного предназначения, так что на нужном месте, чаще всего не оказывалось нужного человека в нужное время, ошибки наслаивались, и мир шел вразнос. Я просыпался, менял настройки и запускал все сначала… Ну это мои результаты. Как у других демиургов я не в курсе.

— Ну, в этот раз вроде получилось.

— Да. Очень забавно. Вы, НПС по сути, создали субвселенную, и НПС этой субвселенной, сумели додуматься до того, до чего не додумались миллиарды поколений людей. Как по мне, это смешно.

— Очень… — я кивнул — знаешь, а я все же надеялся что найду какое-то высшее существо, которое расскажет мне о том как жить, что делать и вообще зачем мы существуем… Но знаешь, я как то не рассчитывал узнать что мы действительно НПС а цель жизни должны искать сами.

— Да что ее искать то? Делай то, к чему душа лежит. Душа это исходный код. Главное не обращать внимания на религию или воспитание. Душа сама потянется… Впрочем. Какая разница. Ты уже не человек. Ты вышел сюда, значит ты теперь новый демиург…

— Я? Демиург?

— Ну да. Я не представляю как засосать тебя обратно в свой разум… пока что у меня получается тобой управлять, но это только потому что ты еще способностей не осознал. Подучить тебя и станешь демиургом. Почему бы и нет. Программированию научишься, ну то есть пластать реальность имею ввиду научишься со временем. Я тебя научу. Да это и не сложно совсем, как оказалось.

— Да? А зачем тебе это?

— Затем же, зачем я создаю и разрушаю миры… Мне скучно.

— А что с моим миром? С тем откуда я? Там у меня друзья…

— Друзья? Я что зря здесь распинаюсь? Мира больше нет. Я проснулся. Все что ты знаешь, мне снилось. Весь твой мир — это мой сон. Ты бы тоже исчез, если бы я проснулся, но вот ты, как-то выбрался из моего сна до того как разбудил меня… Хм. Странно что ты уцелел. Видимо ты и правда прошел по той единственной ниточке что вела тебя к богу, ко мне то бишь. Иначе как это могло получиться. Представь что программа вылезла из компа — не на флешку или диск, а просто вылезла. Она же не может существовать без носителя правильно? На пустоту файл не запишешь. Ты же не можешь просто извлечь картинку из компьютера. Ее надо скопировать на флешку, распечатать, или хотя бы самому запомнить. Информация без носителя не существует. А ты именно она и есть — кусок моего сна. Информация без носителя. Вероятность того что ты сумеешь уцелеть была настолько низка, что проще поверить что ты с самого начала пошел по дороге бога.

— Так мне суждено было стать богом? — удивился я.

— Ты ничего не понял из моего объяснения да? Каждому суждено быть богом. Всем. Все могут быть всеми, дорожки проложены, пути протоптаны, вот только по какому пути они пойдут, это вопрос.

— А если я хочу вернуться в свой мир? К друзьям? Как быть?

— Твой мир уничтожен, вместе с друзьями, я ведь проснулся. Их больше нет.

— Но как же так? Друзья… И, там девушка… В аду, хотя может и в раю. Но я должен знать что с ней. Я и сюда шел не в последнюю очередь чтобы узнать как ее оттуда достать.

— Этого мира больше нет. Но ты можешь создать все снова — свой мир, своих друзей. Это будет уже твой сон… Я научу, это не сложно. Просто пожелай… Попроси сам у себя, прикажи сам себе, прикажи миру быть… Я же объяснял…

Вначале было слово.

3
http://semukh.ru/wp-includes/images/media/default.png

Фууух — в ушах шумелло. Фууух-фууух — тишина и шум сменяли друг друга все чаще. Фух-фух-фух — в ушах словно вертолетные лопасти шумели, постепенно набирая разгон. Мягкие «Фуухи» слились в пулеметный грохот, потом треск, а потом в визг, от которого казалось, едва не крошились зубы. Частота все росла, впиваясь уже не в уши а в …

3

6 Комментариев к “Библия. Откровение.

  1. Маловато,но теперь книга получается закончена полностью с удовольствием прочитал ее уже не помню какой раз ;)

    0
  2. У меня просто нет слов. Это пожалуй одна из самых любимых мною книг. Я нигде не видел такого поражающего финала) Как-то и грустно одновременно и радостно) Огромное спасибо автору за такой шедевр!

    0
  3. Можно задать один вопрос, который наверное мучает не меня одного и который наверное может показаться довольной глупым? Будет ли какое нибудь продолжение или нет? Просто уже идея о становление на путь демиурга и становление его и только его мира выглядит очень заманчивой, пусть как мне кажется довольно сложной.

    0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email адрес не будет опубликован.